17:27 

Лазурная кровь

Домовец Небожитель
Ушел тропой койотов.
Автор: Rose_Eberhard

Соавторы: Grafvishenka

Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг или персонажи: Вампир/русал

Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Флафф, Драма, Фэнтези, Фантастика, Повседневность, Hurt/comfort, Мифические существа
Предупреждения: Насилие, Секс с несовершеннолетними, Кинк
Размер: Миди, 27 страниц
Кол-во частей: 7
Статус: закончен


Фонари на улице зажигались один за другим. Вдалеке вновь раздалась сирена полицейской машины. Блеснув последним лучом в разбитых стеклах заброшенной больницы, солнце закатилось за горизонт. Это был один из самых бедных и опасных районов города, здесь находились самые захолустные бары, самые грязные трущобы. Даже днем здесь был огромен шанс того, что вас ограбят или даже убьют.
Наступала ночь, и открывались бары и клубы. Все они были еще более опасными, чем сование гадюки в брюки, но каждую ночь на этой улице можно было увидеть много дорогих машин: все они направлялись в узкий проулок, в котором находился вход в клуб «Последняя Помпея». Это был чертовски элитный клуб, в который нельзя было просто взять и прийти. Такого фейс-контроля не имело более ни одно из заведений в городе. Для того чтобы попасть в «Последнюю Помпею», необходимо было быть оборотнем.
Близился вечер, и «Последняя Помпея» собирался открыться. Зажигались красные лампы в зале, создавая интимную обстановку; сонный и явно уже чем-то обдолбанный ди-джей перебирал пластинки на своем посту в углу; бармены заняли свои места у широкой стойки. За их спинами были огромные стеллажи с самой дорогой выпивкой.
Этот клуб отличался от других не только своим великолепием и элитными клиентами. Было кое-что, чего не было больше не то что в этом городе, а во всей стране.
В глубине клуба на некотором возвышении рядом с расположенными полукругом диванчиками, в определенном кругу именовавшимися «троном», находился большущий аквариум с одной-единственной «рыбкой». Этой рыбкой здесь был юный русал, которого купили еще совсем маленького на запрещенном теперь невольничьем рынке. На левой руке русала красовался заговоренный серебряный наручник.
Русалу в основном ничего делать не приходилось: он лишь плавал в своем тесноватом аквариуме, наблюдая за приготовлениями, и сам ожидал открытия клуба. Вчера было полнолуние, потому клуб был закрыт. Русал не помнил, как попал сюда, вероятно, что он родился здесь – так думал сам юноша... Но цепь на руке говорила об обратном. Скорее всего, его купили еще малышом на рабском рынке. Но молодой русал не жаловался на свою жизнь, возможно, потому, что не знал жизни иной. Здесь же его вполне прилично кормили, следили за водой в аквариуме, а взамен он должен сначала развлекать посетителей, а затем ублажать завсегдатаев и VIP-клиентов, как им того захочется. Вот и сегодня должен был быть точно такой же день.
– Ну что, все готово? – неподалеку от аквариума появился владелец этого клуба – оборотень по имени Фенрир. Это был высокий мужчина с извечной щетиной и конским хвостом.
Русал не очень-то любил Фенрира. Мужчина и сам часто пользовался «услугами» умелого в своем ремесле русала, и после таких вечеров на теле юноши прибавлялось шрамов.
– Да, сэр, все в порядке, - отрапортовал молодой вервольф, работавший здесь барменом. – Мы можем уже открываться.
Фенрир благосклонно кивнул, удаляясь к себе на второй этаж.
Вскоре начали появляться первые посетители. Русал улыбался каждому, ловя на себе заинтересованные взгляды тех, кто здесь бывал, и удивленные взгляды тех, кто сюда пришел впервые. Не каждого здесь допускали к местной достопримечательности, в роли которой выступал молодой русал.

* * *


Когда стали замечать, что океаны, моря, реки и озера стремительно мельчают, оборотни первым делом обвинили во всем эльфов и людей. Людей негласно считали самой слабой расой, естественно, ни в коем случае не говоря им это в лицо, эльфы же не были приспособлены к войне вообще. Оборотни же, пользуясь этим, стали беспощадно убивать и остроухих, и людей, объясняя это тем, что они виноваты в экологической катастрофе.
Вампиры, как древнейшая раса, не поверили этому. Эльфы всегда горой стояли за природу, и это для них был настоящий шок. Люди же, даже если и натворили что-то подобное, то это не осталось бы незамеченным: их действия чаще всего грубы и заметны. Поэтому вампиры встали на защиту предполагаемо невинных. Так разгорелась война.
Леон был одним из самых молодых и самых перспективных командующих вампирского сопротивления, которое экстренно создали для войны. Его действия не раз отмечались высшими военными чинами и ему доверяли самые сложные задания против оборотней.
Сегодня целью Леона и его группы был один из ночных клубов. Он находился в одном из самых грязных кварталов города, но при этом был одним из самых дорогих и элитных. Там отдыхала исключительно знать оборотней, и вампиры надеялись, что им удастся захватить нескольких из них и выведать информацию. Но пройти туда было невозможно, и единственным способом узнать, что же твориться за закрытыми дверями был штурм. Разработкой плана этого налета Леон и подчиненная ему группа занималась больше месяца – охрана клуба была хоть куда. Но сегодня на закате должен был быть час X.
Как всегда перед операцией, мужчина был готов на все сто процентов. В его распоряжении было самое современное оружие, самые лучшие защитные амулеты, броня и, конечно, верные солдаты.
Сборы заняли совсем мало времени, и на закате вампиры уже погрузились в фургон, который должен был доставить их без малейших подозрений в клуб.
В назначенное время группа под предводительством Леона ворвалась в просторное подвальное помещение. В клубе был разгар веселья: танцпол забит, диванчики в нишах тоже. И ни одного представителя иной расы, кроме оборотней. Леону же был четко дан приказ: убивать всех, кроме нескольких лиц, которые могли обладать действительно важной информацией. Перестрелка длилась недолго, так как вампиры застали посетителей клуба врасплох. Буквально через пару минут все было кончено, крохи ценной информации в лице нескольких задержанных собраны, и Леон велел устанавливать магические бомбы – вампирам было не нужно, чтобы оборотни раньше нужного узнали, кто стоит за этим. Бомбы же могли выставить все так, будто бы это был несчастный случай: утечка газа, сильный пожар, обрушение ветхого здания, - да что угодно.
Едва сапер дал знак о том, что все готово, Леон велел всем уходить. Сам же он остался, чтобы быстро проверить, все ли сделано верно и не осталось ли чего-то заслуживающего внимания. Под его ногами хрустели осколки бокалов и бутылок, в воздухе расплывался едкий дым с начавшей гореть кухни и не очень-то приятный запах волчьей крови: сегодня здесь погибло много вервольфов. Мужчина принюхался. К мерзкому запаху крови оборотней, паленой шерсти и пороха примешивался еще один, более тонкий и нежный. Так могли пахнуть особенно изысканные женские духи, но кровопийца знал, точнее чувствовал, что так пахнет кровь какого-то волшебного существа. Под тяжелым ботинком тихо хлюпнула вода, и Леон с удивлением обнаружил, что она залила почти весь пол в этом месте. Приглядевшись, он понял, что большой ящик, который он сперва принял за странный стол, на самом деле был постаментом гигантского аквариума, который лишился всех своих стенок, воды и главное обитателей, наверное, из-за шальной пули. Во время короткой перестрелки в замкнутом пространстве и не такое случалось.
Где-то с обратной стороны постамента послышалось тихое звяканье и командир, подняв пистолет, медленно обошел конструкцию. Его глазам открылась жуткая картина: на полу, среди осколков лежал молодой русал с распоротым плавником. Длинные волосы залила кровь, из раны торчал кусок стекла, да и по всему телу были мелкие порезы от осколков разбитого стекла его обиталища. Юноша едва слышно застонал. Убрав оружие, Леон присел рядом с пареньком и осторожно вынул самый большой осколок из рыбьего хвоста. Одна из рук юноши была поднята вверх, поскольку вокруг тонкой кисти смыкался браслет с толстой цепью, присоединенной к тумбе. Едва мужчина дотронулся до наручника, его пальцы обожгло болью. Кандалы были серебряными и вполне могли оставить сильные ожоги. Нахмурившись, вампир осторожно взял кисть юноши.
– Прости, рыбка, мне жаль, – пробормотал вампир и сжал тонкую кисть в своих руках, ломая хрупкие кости.
Подхватив на руки истекающего кровью мальчишку, Леон решительно направился к выходу. Он потратил непозволительно много времени на осмотр помещения. Мужчина ругал сам себя, когда вдруг один из оборотней зашевелился. Оскалившаяся тварь дернулась, мерзко ухмыльнулась и, схватив лежащий рядом пистолет, направила в сторону одной из бомб. Прогремел выстрел, и вампир спешно активировал руну переноса. Пространство искривилось, выплевывая мужчину с бесчувственным русалом на руках в центре большой квартиры. Взяв свою ношу поудобнее, вампир поспешил в ванную. Там были разные зелья и лекарства, которые могли остановить кровотечение. Сгрузив мальчишку на дно ванны, которая больше напоминала маленький бассейн, мужчина принялся орудовать медикаментами.
В следующий раз русал пришел в себя намного позже. Жабрами он ощущал, наконец, столь желанную проточную воду, которой ему так не хватало в аквариуме. Все тело болело, но болело тупой болью, не столь острой, но очень изматывающей. Глубоко вдохнув, он ощутил обычную воду, без какого-либо привкуса водорослей или соли. Аминаэль не понимал, где он находится, не понимал, что случилось в клубе и случилось ли это на самом деле. Юноша понял, что, раз он чувствует боль, значит, не умер.
Открыв глаза, русал осторожно огляделся. Он находился в каком-то небольшом бассейне с чистой водой. Весь его хвост был перебинтован эластичными водонепроницаемыми бинтами, левое предплечье и кисть были плотно зафиксированы такой же повязкой. Нахмурившись, Аминаэль мягко вильнул хвостом, стараясь двигать им как можно меньше из-за боли, и выглянул из воды, осматриваясь.
Леон успел оказать своему гостю первую помощь, позвонил на базу и сообщил, что с ним все в порядке, почитал о том, в каких условиях обычно живут русалы и даже успел заказать на дом целый мешок сырых морепродуктов. В очередной раз, зайдя в ванную, на этот раз с пачкой специальной морской соли, вампир заметил, что рыбка не лежит на дне с закрытыми глазами, как это было до того, а вполне бодро помахивает забинтованным хвостом и внимательно осматривает интерьер ванной. Здесь действительно было на что посмотреть. Вампир жил на верхнем этаже небоскреба и вместо стен в ванной были огромные окна, которые на данный момент были глухо закрыты. Мужчина нажал на кнопку, и плотные жалюзи поехали вверх, открывая потрясающий вид на просыпающийся город.
Занятый осмотром интерьера места, куда он попал, русал не заметил вошедшего в ванную вампира. Но вдруг поднявшиеся шторы напугали Аминаэля, и он дернул хвостом, поднимая тучу брызг и скрываясь у самого дна бассейна. Русал с младенчества не видел дневного света и даже не задумывался об этом. Кожа его поэтому была даже бледнее, чем у остальных русалов. В сочетании со светло-голубыми волосами и большими зелеными глазами он казался вовсе привидением.
Русал был явно напуган, что удивило вампира. Он жил среди оборотней и это, пожалуй, должно было сделать его не восприимчивым ко всяким мнимым страхам, тем не менее, мальчишка затаился на дне и лишь посматривал вверх через толщу воды. Леон же подошел к своей огромной ванне и высыпал в воду немного соли. Этого должно было хватить для того, чтобы русал чувствовал себя более комфортно. Опустившись на корточки, мужчина похлопал рукой по воде.
От того, что мужчина высыпал в воду, у Аминаэля слегка защипало глаза, и он сморгнул, опуская на глаза защитную пленку, но после этого дышать стало намного приятнее и легче. Русал догадался, что это была всего лишь морская соль.
– Рыбка, плыви сюда, я хочу посмотреть на тебя, – мягко позвал вампир, стараясь не напугать русала еще сильнее.
Голос Леона доносился через толщу воды приглушенно, но Аминаэль привык к этому. И тихо фыркнул на этот приказ, правда, фырканье вышло лишь кучкой пузырьков воздуха. Но русал все же оттолкнулся здоровой рукой от дна, медленно всплывая, но примерно на середине бассейна, там, где вампир не мог его достать, русал остановился. Замерев, Аминаэль в ответ разглядывал того, кто, видимо, спас его из разгромленного клуба. Русал не знал, что должен испытывать к этому мужчине. Ведь Аминаэль был в клубе рабом, но и плохого ему ничего не делали.
Так почти ничего не было видно. Русал замер на расстоянии, и вода искажала его фигуру. Единственное, что вампир видел отчетливо, это длинные светлые волосы, которые, словно водоросли, плавающие вокруг паренька и его большущие сияющие глаза.
– Ну же, ты подплывешь, или мне придется лезть за тобой в воду? – впрочем, такой вариант вполне бы устроил Леона. Он привык после сложных заданий окунаться в прохладные воды бассейна, чтобы размять натруженные мышцы. Поднявшись, он стащил с себя майку и бросил её в корзину для белья, стоявшую неподалеку.
Русал удивленно взглянул на вампира и даже вынырнул, но все же отплыл назад. Ами еще ничего не успел ответить, как вампир уже лезет к нему в бассейн – какова наглость! Но вдруг выглянувшее из-за облаков солнце, осветившее все пространство ванной комнаты, заставило русала вновь нырнуть в спасительную воду. Аминаэль не знал, как ему себя вести, не знал, как с ним потом поступит вампир... Русал был абсолютно не приспособлен к какой-либо другой жизни, кроме как забавной зверушки в закрытом клубе, и это беспокоило его, хоть пока что на самом краю сознания, ведь в данный момент были вещи и поважнее, чем самокопание.
Тем временем Леон скинул штаны и нижнее белье, немного разбежался (благо размеры комнаты это позволяли), подпрыгнул и плавно вошел в воду, даже не подняв брызг. Едкая соль давала ощущение того, что он окунулся в настоящее море, не хватало только маленьких цветных рыбок и песка под ногами. Заметив испуганного русала, замершего у самого дна, Леон подплыл к нему и, поймав за здоровое запястье, легонько потянул наверх. Все еще очень удивленный, Аминаэль послушно поднялся вместе с вампиром на поверхность бассейна, поняв, что мужчина ничего плохого ему делать не собирается, по крайней мере, пока что. На воздухе русал тут же вдохнул ртом, чтобы организм быстрее перестроился на другое дыхание, и он смог бы говорить. Ведь наверняка вампир будет его о многом расспрашивать.
Едва они оказались на поверхности, Леон первым делом убрал длинные волосы русала от его лица. Мальчишка был весьма симпатичен, и было неудивительно, что его держали в аквариуме на потеху публике. Мужчина облокотился на один из бортиков бассейна, так, чтобы было удобно говорить со своим гостем, тем более что вопросов у него было много.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Леон, ведь сейчас этот вопрос казался мужчине главным – все же русал потерял достаточно много крови. – Как тебя зовут? Как давно ты жил в этом клубе? Чем ты там занимался? – посыпались следом вопросы. Вампиру не терпелось узнать побольше об этом существе, ведь русалов уже несколько десятков лет никто не видел.
– Нормально. Только болит все, – голос русала был хриплым из-за очень долгого молчания и постоянного нахождения в воде. Вильнув хвостом, он тоже подплыл к бортику, держась за него одной рукой. – Мое имя Аминаэль. Можно просто Ами. Как давно – не знаю... Может, всю жизнь, – Аминаэль облизнул губы, почувствовав на них соль. – Я там жил, сколько себя помню. Ну, и работал. Половину ночи просто развлекал посетителей клуба, ну а потом... – замявшись, русал взглянул на вампира, – а потом со мной обычно развлекались вип-клиенты.
– Вот как? – вампир нахмурился, переваривая информацию. – Вип-клиенты, говоришь?
Это могло оказать вампирам хорошую службу. Мальчишка вполне мог знать что-то полезное, ведь он постоянно был вблизи элиты оборотней, и вместе с тем, в этом скрывалась некая угроза – не найдя останков рыбки, владельцы клуба вполне могли начать поиски, для того чтобы убить его самостоятельно, как ценного свидетеля. Это означало, что Леону придется скрывать русала какое-то время у себя, чтобы никто не знал, где он находится.
Призвание вампира требовало сразу же устроить допрос для хвостатого, но это было не лучшей идеей: русал был еще слишком слаб для подобного.
– Что же, Ами, думаю ты поживешь у меня какое-то время, – задумчиво протянул вампир. – Думаю, ты принесешь мне не слишком много хлопот. А если все же принесешь – я всегда успею сделать из тебя рыбные консервы.
Испуганный этими словами, русал тут же отодвинулся от вампира. Видимо, в клубе ему приходилось часто слышать такие угрозы. Да и если приглядеться, на почти прозрачной нежной коже русала тут и там виднелись тонкие, но местами далеко не аккуратные шрамы, оставшиеся явно от тупого ножа или чего-то похожего.
– Я не буду приносить хлопот, – тихо шепнул Аминаэль и тут же снова скрылся в воде. Хвост болел меньше, и русал не преминул возможностью размяться. Между пальцев его рук были тонкие перепонки, которыми были удобно загребать воду.
Едва русал скрылся под водой, вампир последовал его примеру, погружаясь на глубину. Прохладная вода успокаивала и расслабляла. Проплыв пару кругов, Леон вынырнул у низкого края и сел, расслабленно откинувшись на бортик. Солнце уже поднялось достаточно высоко и вампир чувствовал себя несколько усталым. Аминаэль же с удовольствием плавал и плескался в бассейне, где наконец смог развернуться без угрозы стукнуть хвостом по довольно тонкому стеклу. Разогнавшись, русал даже выпрыгнул из воды, словно дельфин, обрызгав водой вампира. Но когда левая рука вновь начала болеть, немного расстроенный этим фактом, но все же очень довольный русал уже сам подплыл к вампиру, разглядывая его.
– А чем ты будешь меня кормить? И как зовут тебя? – поинтересовался Аминаэль, с некоторым трудом опираясь одной рукой на бортик, выныривая из воды и садясь.
Леон лениво приоткрыл глаза, когда рядом с ним оказался русал. Мальчишка внимательно рассматривал вампира и тот усмехнулся. Он считался покорителем женских и мужских сердец, и определенную роль в этом играла его внешность. Вампир был высок, под кожей, тронутой легким загаром, перекатывались крепкие мускулы, волосы его были совершенно черными и лежали в жутком беспорядке.
– Меня зовут Леон, - неспешно отозвался мужчина и протянул руку, чтобы потрогать чешую на хвосте русала. Она оказалась достаточно приятной на ощупь, вопреки мнению вампира. Ему казалось, что она должна быть мерзкой, как у рыбы. – А чего ты хочешь? Там есть сырые осьминоги и кальмары, но если хочешь, я могу что-нибудь приготовить.
Русал слегка наморщил нос при упоминании кальмаров и осьминогов.
– Предрассудки, стереотипы... Сырой я ем только рыбу. Все остальное ем точно так же, как и люди, – Ами был не прочь прикосновений. Он не был хладнокровной рыбой даже наполовину, невзирая на хвост, потому и чешуя была теплой, как и просто кожа.
Тряхнув головой, Аминаэль убрал длинные волосы на одно плечо. На его заостренных ушах были несколько маленьких шипов, которые стягивала синеватая перепонка, как между пальцев на руках. На шее ясно проглядывали щелки жабр, похожих на акульи.
– И как же вы готовите все это под водой? - Леон скептически выгнул бровь, глядя на парня. – В любом случае, ничего готового у меня нет, кроме крови в пакетах, а её ты, думаю, не будешь.
– Откуда мне знать? Я же вырос в том клубе. Ел, что дают...
Поднявшись из воды и даже не потрудившись взять полотенце, вампир потопал на кухню. Он бросил еще трепыхающихся морских гадов на сковороду и принялся шустро их обжаривать. Вскоре еда была готова и Леон, переложив живность на блюдо, понес в ванную. Он подал тарелку и вилку парню, а сам подошел к огромному окну. Специальное стекло защищало его кожу от солнца, и он вполне мог любоваться прекрасным видом.
Подвинув к себе тарелку и взяв вилку, Аминаэль тут же с аппетитом принялся уминать морепродукты, с любопытством разглядывая Леона. Вампир был очень красив, а русал привык высоко ценить красоту. Доев свой завтрак, русал погрузился в воду и переплыл бассейн, чтобы оказаться поближе к вампиру, и тоже осторожно взглянул в окно.
– Вырос в аквариуме? – рассеянно переспросил Леон, взглянув невидящим взглядом на примостившегося рядом юношу. – Что же, ты и океана ни разу не видел?!
Подойдя к чаше бассейна, вампир наклонился и, обхватив удивленного русала за талию, вынул из воды. Держа парня на руках и стараясь не повредить его и без того раненый хвост, Леон поднес Ами к окну. Русал удивился, когда его бесцеремонно вытащили из приятной прохладной воды, но вырываться не стал.
– Смотри, вон там, видишь? Синяя полоска – это океан. Раньше он был больше, но за последние годы сильно высох. Его стерегут как зеницу ока, но это не помогает.
– Океан?.. – Ами приложил ладони к стеклу, вглядываясь вдаль. – Я никогда его не видел... Другие русалы живут в океане, да?
Русал с жадностью глядел туда, где поблескивал темно-синий океан, представляя, каково было бы в нем жить. Плавать, сколько вздумается, самому добывать пищу...
– А почему он высыхает?
– Других русалов давно никто не видел. Возможно, они уже вымерли и ты последний из них, - держать русала было приятно и вампир то и дело перекладывал его на своих руках поудобнее. – Никто не знает, почему высыхает океан. Из-за этого даже началась война. Оборотни решили, что во всем виноваты люди и эльфы. Они стали истреблять их. Мы встали на защиту более слабых.
– Никто не может ничего исправить? И идей нет, что ли? – нахмурившись, спросил Ами, выдыхая на стекло и выводя на нем замысловатые узоры. Русал, можно сказать, впервые видел мир, в котором живет. Взглянув в голубое небо, Аминаэль удивился, почему это наверху тоже океан, который намного больше и голубее чем тот, что видел Аминаэль вдалеке, но решил не спрашивать об этом вампира.
– Это слишком сложно. Мы пытаемся что-то изменить, но, увы, ни наука, ни магия нам не помогли в этом деле. Все слишком сложно, – вздохнув, вампир толкнул ногой одно из окон и тут же отошел на пару шагов назад. Окно распахнулась, впуская внутрь теплый летний воздух. – Если хочешь, я опущу тебя, поползешь погреться на солнышке.
Сам Леон крайне не дружелюбно смотрел на солнечный луч, ползущий по полу.
– Не думаю, что это хорошая идея... Если хвост высохнет, это будет равнозначно ожогу. И у меня слишком бледная кожа. Лучше опусти меня в бассейн, – тихо вздохнув, попросил русал, приобнимая тонкими руками шею вампира.
Леон еще немного подержал Аминаэля на руках у открытого окна, а затем, заметив, что хвост и волосы русала начали подсыхать, опустил его в соленую воду бассейна.
Ами было немного грустно, что океан исчезает, и ему мучительно хотелось сделать хоть что-то, лишь бы спасти его. Но что мог простой, возможно, самый последний русал...
Вампир еще немного подержал русала на руках у открытого окна, а затем, заметив, что хвост и волосы русала начали подсыхать, опустил его в соленую воду бассейна. Мужчина вышел, а уже через несколько минут вернулся обратно, неся в руках не большую коробку.
– Думаю, тебе это понравится, – мужчина открыл коробку и вынул из неё странного вида тряпку и аккумулятор. Подсоединив все это к сети, он нажал на кнопку и отошел. Через пару минут на полу лежал большой надувной матрац. Закрыв клапан, вампир кинул его в воду, рядом с русалом. – Постарайся не проткнуть его.
Улыбнувшись, Ами тут же забрался на матрас, удобно устраиваясь. Так спать было намного удобнее, и он смог бы больше практиковаться в том, как дышать на земле.
– Спасибо, Леон. Ты ведь сейчас спать, да? Я буду ждать тебя вечером, – Ами легко помахал левой рукой вампиру, привыкая к плотной фиксирующей повязке. Странно, но после обморока, длившегося всю ночь, русал снова захотел спать. Опустив в воду половину хвоста, он сладко зевнул, намереваясь подремать.
Пожелав сладких снов русалу, вампир ушел к себе. Стоило ему опуститься на подушку, как раздался звонок телефона. Срочно одевшись, он отправился в департамент.
Конечно же, их похвалили за удачную операцию, немного пожурили за то, что Леон так внезапно исчез, и выделили ему пару выходных дней. Мужчина старался осторожно выяснить у ребят, не заметили ли они чего-то странного в клубе, но все лишь пожимали плечами.
По пути домой, вампир заехал в супермаркет и купил еды для своего нового питомца.

* * *


– Что значит исчез?! – прорычал мужчина, ударив кулаком по письменному столу так, что чернильница с тихим звяканьем подскочила, расплескав немного чернил.
– П-понимаете, мы не нашли его в завалах клуба, – промямлил маленький человечек, вжимаясь в кресло еще сильнее. – Вероятно, это не несчастный случай, мо-может, это налет, который организовали для похищения в-вашего русала?..
В это время в кабинет вошли еще несколько оборотней. Все они были под два метра ростом, в их лицах и движениях безошибочно угадывалось что-то волчье. На их одежде были следы крови, но нельзя было сказать точно, чья она: эльфийская, вампирская или же человеческая. Человечку, сидящему в кресле, стало совсем нехорошо.
– Босс, мы почти вышли на его след, – оборотень расплылся в довольной улыбке, сообщая хорошую новость. Двое других за его спиной согласно закивали.
Мужчина за столом пронзительно взглянул на подчиненных. В его желтых глазах читалась надежда. О присутствии здесь гостя, сидящего в кресле, он, казалось, совсем забыл.
– Отлично. Вы должны найти его! Без этой рыбы наш план пойдет коту под хвост. А теперь все вон!
Дождавшись, когда кабинет опустеет, оборотень потянулся к телефону. Он знал, что нужно перестраховаться. И он знал, что за этим наверняка стоят вампиры.

* * *


Вдоволь выспавшись, Аминаэль поплавал в бассейне, а после выбрался из воды и сел у окна, разглядывая город внизу, размышляя о своем спасении, о вампире Леоне и об океане, в который ему хотелось попасть все сильнее. Над городом уже опускалась ночь. Когда солнце зашло окончательно и появились звезды, Ами словно завороженный смотрел вверх, почти позабыв обо всем на свете.
Леон вернулся домой почти в полночь. На него повесили несколько дел в связи с тем, что они все же накосячили кое-где во время последней операции. По пути домой вампир зашел в магазин, ведь теперь он живет не один, и одной доставкой донорской крови домой тут не отделаться.
Разложив покупки и взяв пару бутылок пива и какой-то закуски, Леон прошел в комнату с бассейном. Русал сидел глядя на небо, и вампир, улыбнувшись и невольно залюбовавшись, бесшумно подошел к Аминаэлю, тоже поднимая взгляд вверх.
– О чем мечтаешь, земноводное? – кровосос открыл пиво и протянул одну из бутылок парню сидящему рядом. – Сейчас будет еще лучше.
Мужчина открыл окна, и все помещение стало словно один огромный балкон. Выудив матрац из воды, он бросил его на пол и устроился, удобно облокотившись на него. Русал же молча наблюдал за этим, размышляя над вопросом.
– Я и не думал, что звезды и луна такие красивые, – Ами будто впервые взглянул на бутылку и сделал небольшой глоток, осторожно подползая к Леону и садясь рядом с ним. Ему захотелось петь, но русал почему-то знал, что пока вампир и открытое окно рядом, делать этого не стоит...
Обхватив рукой хвост, Аминаэль небольшими глотками пил пиво, все еще не отрывая взгляда от темного неба.
– Все в мире красиво. Просто мы редко это замечаем, – философски протянул вампир. – Если получится, я отвезу тебя к морю. Там хорошо. Когда-то, когда я был еще жив, мама возила меня на пляж. Тогда и воды было больше, и русалки встречались чаще.
Вампир задумчиво потягивал свое пиво, глядя на ночной город. Где-то внизу вопили сирены, шумела музыка.
– Правда отвезешь? Не обманываешь? – русал требовательно взглянул на вампира, подвинувшись к нему вплотную. Пустая бутылка уже стояла рядом. Даже слабое пиво действовало на ни разу не пившего алкоголь русала более чем сильно. Изумрудные глаза его блестели в свете огней города, волосы успели высохнуть, и теперь мягкой волной голубоватой были рассыпаны по плечам, слегка светясь серебряным в свете неполной луны.
– Обещать не буду, слишком серьезная ситуация с оборотнями. Но я постараюсь, правда, – негромко ответил Леон. – В крайнем случае, отвезу тебя на водохранилище. Там тоже есть, где поплескаться.
Русала видимо повело и сейчас, с распавшимися по плечам волосами и горящими глазами, он больше напоминал красавицу-ундину, а не забитого русала-проститутку из клуба… Вздохнув, Аминаэль принялся одну за другой снимать повязки с хвоста. Чешуя была повреждена, но сами раны почти затянулись.
– Нет, мне нужно именно в океан, – не задумываясь, сказал русал, распрямляя и сгибая хвост, чтобы проверить его работоспособность. – Водохранилище не подойдет...
Русал снова убрал волосы, завязав их в высокий узел – длина позволяла. И, смочив руку в воде, он провел пальцами по жабрам, которые, слегка подсыхая, неприятно саднили.
– Тебе нужно сперва поправиться и убедить всех, что ты умер на самом деле. Тебя, скорее всего, будут искать, а если найдут – убьют. Я видел, что оборотни делают с теми, кто так или иначе навредил им чем-то, – вампир наблюдал за действиями русала, слегка нахмурившись. Все внезапно начало становиться серьезнее. Если раньше он думал, что сможет справиться со всем один, то теперь его терзали смутные сомнения. – Куда ты все прихорашиваешься, рыбка?
– Привычка... И не называй меня рыбкой, мне обидно, вообще-то. Я ничего общего с рыбами не имею, – тихо фыркнув, русал разглядывал свой хвост, словно прикидывая, каково будет без него. Но с другой стороны, Ами бросал взгляды и на вампира тоже, словно в нем шла какая-то напряженная внутренняя борьба.
– Ладно, черт с ним, посмотрим, что будет дальше, – невпопад и скорее своим мыслям ответил Леон и сделал еще глоток из бутылки и отставил её в сторону, только после этого обратив внимание на сидящего рядом юношу. – А как же твой хвост? Вполне себе рыбий.
Усмехнувшись, мужчина провел рукой сверху вниз по гладкой переливающейся чешуе.
– Он не рыбий, а русалочий! Рыбьи хвосты так не сгибаются, – обиженно воскликнул Аминаэль и демонстративно подтянул хвост к себе, чтобы было видно, что он изгибается так, словно под чешуей были обычные ноги. – Видишь, Леон? Я больше человек, чем рыба. Точнее, не рыба вообще, – сердито исправился русал, скрестив руки на груди. – И наверняка владел бы магией.
– Вижу-вижу, – Леон примирительно поднял ладони вверх, глядя на разбушевавшегося русала. – И почему же у тебя нет магии, а?
После пива по организму разлилась приятная тяжесть, и вампира пробило на бессмысленную болтовню.
– Я вообще не знаю, есть она у меня или нет, – вздохнул русал, слегка поежившись от залетевшего в окно прохладного ветерка. – Если бы меня растили не как зверька для утех, а как... как... В общем, тогда, может, из меня и вышел бы хоть какой-нибудь толк...
К концу голос Аминаэля стал совсем тихим. Он вдруг понял, что сам по себе не умеет ничего иного, как работать именно такой зверушкой для плотских утех в каком-нибудь дорогом клубе или борделе.
– Ну, чешуйчатый, не грусти, – вампир осторожно обнял русала за плечи и притянул к себе. – Может быть, и есть в тебе магия, просто она спит еще.
Мужчина немного помолчал, а затем погладил голый живот русала.
– Впрочем, для того что бы быть игрушкой тоже надо талант иметь. Ты мог бы там и не выжить. Или выжить, но оборотни вполне могли покалечить тебя или изуродовать до неузнаваемости.
– Да им вечно что-то не нравилось, а огребал я, – недовольно пробурчал русал, машинально потирая длинный тонкий шрам на руке. – И... спасибо, что спас меня. Без тебя я бы погиб там.
Ами поднял взгляд на Леона, смотря в его глаза.
– Как можно калечить столь очаровательных существ? – недовольно протянул вампир, бросив взгляд на то место, которое потер русал и нахмурился. Он и не замечал, что бледная кожа была покрыта рубцами, царапинами и белесыми отметинами. Сам Леон не был ангелом и никогда не отличался особой добротой, но такого он не мог понять. – Не за что, Ами.
Удовлетворенный, русал положил голову на плечо вампира.
– Вот Фенрир разозлится, не найдя даже моего тела, – Ами невесело усмехнулся, прикрывая слегка светящиеся в темноте глаза. – Хотя кому я, по сути, нужен...
Вытянувшись, Аминаэль опустил кончик хвоста в воду и угомонился, пригревшись.
– Фенрир? – Леон буквально подпрыгнул, услышав знакомое имя. – Он владелец клуба? Или он был одним из твоих клиентов?
Леону хотелось потрясти русала за плечи, заставить сказать все, что он знает, но вместо этого, он лишь чуть сильнее сжал руку на плече паренька.
– Ну, да. Но это не единственный его клуб. У него вроде как еще два бара на той же улице, – русал нахмурился, стараясь припомнить еще что-то, что могло бы помочь вампиру. – Он приходил ко мне почти каждый вечер. И большинство шрамов от него досталось... Вообще он вроде как главный среди главных. Ну, или наиболее приближенный к боссу.
Нужно было срочно донести эту информацию до главного центра, но вместо этого вампир опять посмотрел на изуродованную кожу. Она была слишком бледной, и сеть шрамов казалась грубо сплетенной паутиной. Несмотря на кажущееся уродство, все это привлекало вампира, и он находил эти полосы весьма возбуждающими. В какой-то степени он понимал этого Фенрира.
Одна из полос на руке Ами была еще красной, и вампир сперва провел по ней подушечкой пальца. Раз, затем еще один. Нежное местечко покраснело, и он осторожно провел по нему ногтем. Пару секунд ничего не происходило, а затем на тонком порезе появилась крохотная капелька крови. Русал не сопротивлялся, наоборот, закрыл глаза, ощущая сначала просто поглаживания, а затем легкий будто укол. Но вампир делал это совсем не так, как оборотни, да и сам Аминаэль уже давно привык к боли. Незаметно улыбнувшись, Ами коснулся губами шеи Леона, невесомо целуя.
Видимо, русала развезло с алкоголя, и он был, кажется, совершенно не против того, что делал вампир. Сам же Леон пьянел от одного запаха и вида крови. Она блестела на свежей ранке крохотной капелькой, а её легкий, приятный и экзотический запах манил и буквально сводил с ума. Осторожно взяв руку юноши, мужчина поднес её к своим губам и осторожно лизнул маленькую ранку, пробуя русала на вкус. Кровь юноши напоминала по вкусу вино. Легкое, игристое, сразу ударяющее в голову. Вампир лизнул еще раз, стараясь не оцарапать острыми клыками. Леон был достаточно взрослым для того, чтобы не потерять контроль над собой и ни впиться в паренька. Зализав крохотный порез и отстранившись, мужчина заметил, что исчезла и ранка и некрасивый шрам под ней.
– Все? – Аминаэль взглянул на руку, с удивлением отвечая, что исчез шрам, и крови больше нет. – В клубе говорили, что вы просто кровососы и всегда убиваете своих жертв.
Русал смущенно замялся, понимая, что скорей всего ляпнул что-то неприятное Леону. Ами все равно почти ничего не знал о вампирах, зато об оборотнях знал абсолютно все.
– О да, а еще о нас говорят, что мы ужасно боимся солнечного света, распятий, серебра и прочей чепухи. Конечно, доля правды в этом есть, но лишь доля, – вампир чуть нахмурился и провел ногтем по еще одному шраму. Он уже совсем зажил и теперь красовался толстым рваным рубцом. Как и в прошлый раз, разрезав тонкую кожицу, Леон осторожно слизал кровь и после этого отметина исчезла. – Много у тебя таких? – поинтересовался вампир, облизываясь.
– Ну... Много, – смущенно шепнул русал, оглядывая свой торс и живот, на которых красовалось множество шрамов: старые и недавные, почти незаметные и словно врезанные в кожу... – А разве вы не боитесь солнца и серебра? Оборотни много ставили на серебряное оружие, и нападать хотели в дневное время суток...
– Скажем так – боимся, но в меру. Например, если поместить вампира под палящее солнце без возможности уйти с него, в первые пару часов ничего не будет. Дальше начнут появляться ожоги. Если вампир молодой и слабый его можно убить за один день, а старый и сильный сможет восстановиться за ночь и на его убийство, таким образом, уйдет пара недель. То же с серебром. От одной, двух, даже десятка пуль не будет особых повреждений у взрослого вампира. Слабого этим вполне можно прикончить. – Леон проследил за взглядом паренька и осторожно прикоснулся к его груди. Под пальцами чувствовалась каждая отметина, каждый шрам. Появление некоторых из них он вполне мог объяснить: вот этот тонкий от плетки, рядом с ним, более толстый и грубый от тупого столового ножа, чуть ниже круглый шрам от сигары. – Я могу убрать их, если хочешь.
– Лучше не надо. Чтобы я помнил, что к оборотням возвращаться точно не стоит, – слабо улыбнувшись, русал зевнул, поглядывая на бассейн. Ему уже хотелось спать, но с другой стороны отпускать вампира тоже не хотелось.
Заметив, что парнишка зевает, Леон бережно поднял его на руки и отнес к бассейну. Зайдя в воду почти по пояс, Леон осторожно опустил его в прохладную воду.
– Надеюсь, тебе будет хорошо у меня. Спокойной ночи, Ами.
– Спокойной ночи, Леон, – отозвался Аминаэль и легко поцеловал вампира в щеку, тут же плавно скрываясь в темной воде, по которой уже успел соскучиться. Жабры тут же раскрылись, начиная сокращаться, и Аминаэль удобно расположился в теплой воде у самого дна, обнимая хвост и тут же засыпая.
Проснулся русал, только когда сквозь воду стало пробиваться утреннее теплое солнышко. Сладко потянувшись, Ами выплыл на поверхность, проверить, нет ли еще Леона. Русал огорчился, не застав в ванной вампира, но настроение тут же выровняла стоящая на бортике пицца. Ами любил пиццу, потому на завтрак съел целую тут же половину. В клубе ему всегда доставалось в лучшем случае два куска, теперь же в его распоряжении была целая коробка лакомства.
Сытый и довольный, русал еще немного поплавал, держась преимущественно под водой, а затем вынырнул с другой стороны бассейна, открывая окно. Снова светило солнце, и русал хотел все же попробовать немного погреться на нем.
С самого утра Леон бегал как сумасшедший, согласовывая детали операции. Новость о том, что на улице есть еще два клуба, принадлежащих оборотням, вызвала крайнее оживление.
Изредка у вампира появлялась мысль рвануть домой, проверить, как там русал, но он отгонял эти мысли, тем более, что перед уходом он догадался оставить у бассейна коробку пиццы.
Дома Леон оказался только после обеда и первым делом пошел в комнату с бассейном.
– Извини, конечно, но загар тебе не пойдет, – сказал Леон. Он уже успел раздеться до трусов и теперь сидел на бортике бассейна и болтал ногами в прохладной воде. У него было весьма хорошее настроение, после того, как ему доверили вести новые операции. Благо, до них было еще несколько дней, которые вполне можно было потратить на отдых.
– Почему это не пойдет? – русал вздрогнул, услышав голос Леона. На солнце кожа и чешуя Ами очень быстро высыхали, поэтому ему приходилось часто окунаться. Но сейчас русал с радостью закрыл окно и соскользнул в бассейн, подплывая к вампиру.
– Ты и так достаточно красив. С загаром будет не так, – ответил Леон и пожал плечами. Признаться, русал его удивлял. Не смотря на то, что с ним происходило в клубе, он с легкость доверился вампиру.
– А где ты был? Я скучал. Спасибо за пиццу! – улыбаясь, Аминаэль плавал вокруг Леона, словно резвящийся дельфин.
– Я был на работе. Мы хотим уничтожить и другие клубы оборотней, – соскользнув с бортика, Леон нырнул в воду.
Русал с радостью плавал вместе с вампиром, держась всегда под ним, так как Ами не нуждался в воздухе. Правда, иногда он забывался и пытался сказать что-то под водой, но изо рта вырывались только пузырьки воздуха.
– Если я могу чем-то помочь, я помогу, ты только скажи, – с воодушевлением сказал русал и положил ладони на колени Леона, когда тот устроился на бортике бассейна, и слегка улыбаясь. Из воды выбираться не хотелось, но Аминаэлю было вполне удобно и так.
– Твоя помощь будет неоценима, – Леон положил руку на голову русала и погладил его по волосам. Мысли лениво текли в голове и внезапно, парень поймал себя на том, что все это выглядит несколько эротично. Он, мокрый, сидит, раздвинув ноги, меж которых устроился русал, и гладит его по голове.
Если бы вампир был способен на это, он бы непременно покраснел.
Ами же наслаждался поглаживаниями по голове, даже прикрыл от удовольствия свои большие глаза.
– Ну, так проси, я хоть сейчас готов помочь, – русал немного приподнялся, упираясь о колени вампира, чтобы оказаться с ним почти лицом к лицу.
Аминаэль был так близко, и вампир не смог сдержаться. Подавшись вперед, Леон накрыл губы паренька своими, осторожно целуя. Впрочем, кровосос сразу же отстранился. Он понимал, насколько они отличаются друг от друга.
– Извини, – нахмурившись, Леон немного отстранился от русала.
– За что ты извиняешься? – спросил Аминаэль и удивленно взглянул на вампира. – Если приятно тебе и приятно мне, то извиняться вовсе не за что... Даже наоборот.
Загадочно улыбнувшись и блеснув глазами, русал, слегка покачиваясь, словно грациозная змея, зачарованная факиром, медленно погружался в бассейн, смотря в глаза Леона. Накрыв ладони вампира своими, Аминаэль потянул его за собой в воду. Ами был крайне хорош, и вампир решил не сопротивляться ему. Позволив русалу делать то, что он задумал, Леон соскользнул в солоноватую воду бассейна. Его мертвые легкие позволяли не дышать под водой около получаса, правда, это было не очень удобно и приятно.
Оказавшись под водой, русал вновь поцеловал вампира, а затем скользнул вниз, снимая с него плавки. Аминаэль не держал Леона под водой насильно, как делали русалки, но так для него было привычнее. Взглянув на вампира, русал обхватил ладонью член Леона и провел кончиком языка по стволу. Ами хотел лишь поблагодарить Леона, но других способов, как этот, он не знал. Едва русал коснулся вампира под водой, тот понял, что рыбку в клубе держали не даром. Его прикосновения были нежными, но уверенными. Сразу было понятно, что Ами делал это не раз.
В воде все ощущалось иначе, не так остро, но от того не менее приятно. Из-за того, что теперь, в воде, Ами дышал с помощью жабр, он мог заглотить член полностью, не боясь задохнуться, как если бы он делал это на поверхности. Еще немного поласкав член вампира умелыми пальчиками и языком, добившись того, чтобы он возбудился до предела, русал взял член в рот полностью, принявшись умело сосать. Леон запустил руку в длинные светлые волосы и, чуть сжав кулак, начал слегка толкаться в теплый ротик. При каждом движении, вода подхватывала его тело и относила то вперед, то назад, каждый раз увеличивая амплитуду. Он чувствовал, как головка его члена толкается в горло русала, и это было удивительное ощущение.
Ами подстраивался под действия вампира, позволяя ему вести, лишь иногда, игриво поглядывая вверх, русал брал за щеку. Опустив руку с члена чуть ниже, Аминаэль ласкал яйца Леона, стараясь доставить ему как можно больше удовольствия – для русала сейчас это было самое важное, да и сам Ами получал от этого немалое наслаждение.
Только ради такого минета стоило спасти русала из плена. Вампир довольно рычал, толкаясь в теплый рот, чувствуя, как ловкий язычок проходится по каждой венке на крупном члене. Хотелось кончить рыбке на мордашку и смотреть, как блестят капли спермы на его личике как он их слизывает и собирает пальчиками, что бы отправить в рот, но в воде это было не возможно. Войдя в ротик до упора, мужчина с довольным рыком начал кончать, придерживая Ами за волосы и не позволяя отстраниться.
Ами с готовностью и без проблем проглотил сперму, хлынувшую в рот горячим вязким потоком, и, еще немного поиграв с членом языком, выпустил его изо рта, медленно всплывая на поверхность и утягивая следом за собой вампира.
– Ну как, понравилось? – улыбнувшись, Аминаэль убрал со лба волосы, обнимая Леона за шею. Сам русал был чертовски доволен собой.
– Очень. У тебя явно талант, - отозвался Леон, тяжело дыша. – А как же ты, рыбка? Я тоже хочу сделать тебе приятно.
Вампир притянул к себе Аминаэля, целуя его в губы, на которых чувствовался привкус спермы и соли. Руки мужчины поглаживали человеческую спинку и рыбий хвост, покрытый чешуйками.
– Тогда жди полнолуния, - тихо шепнул русал на ухо вампиру и, звонко рассмеявшись, играючи выскользнул из рук мужчины, делая сальто назад и скрываясь под водой. Аминаэль знал, что некоторые русалы могли по желанию менять хвост на ноги и наоборот, но сам даже не догадывался, как это. Ему всего пару раз удавалось проворачивать этот фокус в полнолуние, и ему повезло, что именно тогда клуб закрывался. Так что технически русал все еще был девственником.
Проплыв круг, русал вновь вернулся к Леону, обнимая его.
Леон постарался припомнить, когда видел луну в последний раз и по всему выходило, что это было достаточно давно. До полнолуния была где-то неделя, плюс-минус пара дней. Заключив русала в объятья, он довольно оскалился.
– До полнолуния еще долго. И я не думаю, что твои сородичи всегда выходят на сушу ради этого, – развернув Ами к себе спиной, Леон, немного знавший анатомию русалок, провел рукой от живота вниз, нащупывая небольшую щелочку, в которой у русалов, подобно дельфинам, прятался нежно-розовый член с острой головкой.
– Ну, возможно, – уклончиво ответил Аминаэль, крепче прижимаясь к мужчине. – Но ведь удобнее это делать, когда у меня не хвост, а ноги, разве нет?..
Закусив губу, русал закрыл глаза, откидывая голову на плечо Леону. Взглянув в окно, Ами увидел половинку луны и слегка улыбнулся в предвкушении того, что будет в полнолуние.
– "Это", может и удобнее, но вот сказать тебе спасибо за минет я могу и таким способом, – ответил мужчина и его пальцы проникли в узкую щелку и осторожно гладили головку еще не возбужденного члена. Впрочем, уже скоро член начал твердеть и увеличиваться, дырочка приоткрылась, выпуская его наружу. Как вампир и предполагал, член был действительно похож на дельфиний – немного изогнутый, нежно-розовый, широкий у основания с аккуратной острой головкой. Леон осторожно гладил его, покрывая шею русала поцелуями. От таких прикосновений Аминаэль, не сумев сдержать нахлынувшие ощущения и чувства, негромко застонал, изгибаясь в руках вампира. Там его еще никто не трогал, и сейчас Аминаэль чуть ли не плавился от ласк Леона. Русалу мучительно хотелось, чтобы у него сейчас появились ноги, хотелось отдаться вампиру полностью.
Член приятно лежал в руке, и Леон с наслаждением гладил его то быстрее, то медленнее, то почти отпуская, то сжимая крепче, то лаская самую головку, то спускаясь к чувствительному местечку у основания. Губы вампира скользили по бледной коже на шее, там, где быстро билась артерия. Не удержавшись, он выпустил зубы и прикусил тонкую шейку, лишь в последний момент впившись не в сам кровеносный сосуд, а рядом с ним. Каждое прикосновение мужчины было чем-то незабываемым, Ами старался запомнить каждое из них. Леон действовал уверенно, но вместе с тем нежно, в нем чувствовался большой опыт. Но лишь когда поцелуи прервались укусом в шею, Аминаэль тихо вскрикнул в наслаждении, изгибаясь и кончая в руку вампира.
Леон с жадностью глотал теплую кровь и смог оторваться лишь тогда, когда Ами безвольно обмяк на его плече. Тихонько чертыхнувшись, вампир вытащил русала на бортик бассейна и только тогда понял, что паренек отключился не от кровопотери, а от оргазма – на его лице застыла блаженная улыбка, а зрачки до сих пор были расширены. Подтянув надувной матрац ближе, мужчина уложил на него русала и сам устроился рядом.
Более-менее придя в себя, Ами прижался к лежавшему рядом Леону, приобнимая его и незаметно ощупывая шею. Но все было в порядке. Жабры не тронуты, а от укусов ни следа. Поерзав еще немного, русал обнял вампира, положив голову на его плечо.
– Это был мой первый раз, – Ами тихо хихикнул, поднимая взгляд на Леона.
– Серьезно? – Леон удивленно взглянул на паренька. Впрочем, он, кажется, действительно был достаточно молод. На вид юноше не было и восемнадцати. Мужчина обнял Ами за талию и прижал к себе. – А как же то, что было в клубе? Уж извини, но я думал, что там тебя изрядно потаскали, судя по твоим шрамам.
– Там все думали лишь о том, как удовлетворить собственную похоть, – русал пожал плечами. – Я им был нужен как секс-игрушка. А разве у игрушек бывают чувства?
Усмехнувшись, Ами закрыл глаза, наслаждаясь близостью. Он уже не мог представить, что раньше ему даже нравилась его жизнь в клубе. Сейчас Аминаэль не мог придумать ничего хуже того, если его вдруг найдут оборотни. Но под крылышком Леона русал чувствовал себя в полной безопасности.
Леон постепенно начинал проваливаться в сон. Он, конечно, был достаточно взрослым вампиром и мог долго обходиться без сна, но все же и его организму иногда требовался отдых. Он постарался лечь удобнее, но это было не возможно – матрац ходил ходуном, а Ами, не смотря на всю свою привлекательность, все же был достаточно мокрым парнем. К тому же, вампир не хотел напугать своего молодого любовника. Заснув, Леон почти переставал дышать, его сердце останавливалось, кожа сильно холоднела, и он больше походил на труп, чем на живое существо. С непривычки это было не очень приятно.
Но с другой стороны, кровосос хотел заснуть и проснуться рядом с парнем.
Но Ами было, видимо, на все глубоко плевать. Он уже сладко посапывал во сне, хоть иногда и дышал несколько судорожно, словно в лихорадке. И так крепко проспал русал до самого утра, пока само солнце не разбудило Ами. Сладко потянувшись, Аминаэль зевнул и, ощутив неприятное покалывание в подсохших жабрах, мягко выбрался из объятий спящего Леона и бесшумно скользнул в воду бассейна.

@темы: яой, слэш, русал, вампир, Лазурная кровь, NC-21

URL
   

Дом, в котором... Записки Небожителя.

главная