Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:27 

Лазурная кровь

Домовец Небожитель
Ушел тропой койотов.
Утро, кажется, началось весьма неплохо. Ами не вопил от ужаса, проснувшись в объятиях мертвого мужчины, солнце не пыталось сжечь самого вампира, слабо пробиваясь сквозь жалюзи, а тело полностью восстановилось и расслабилось за ночь. В прочем, наслаждаться покоем Леону не дали. Где-то в недрах квартиры завопил служебный мобильник, и мужчина подорвался отвечать.
Вернулся он крайне мрачный.
– Сегодня убили несколько наших и более десятка людей. Думаю, вернусь я поздно, а может быть только утром, – сказал мужчина и вышел, вернулся еще через пару минут с ноутбуком и подносом с едой. – Постарайся не умереть с голоду и не залить ноут водой, – поставив все на сухой бортик, Леон поцеловал русала и умчался прочь.
Не успел Ами ничего сказать или сделать, как Леон уже умчался по делам. Тяжело вздохнув, но решив, что тут уж ничего не поделаешь – работа есть работа, русал позавтракал и, немного поплавав и погревшись на солнышке, включил ноутбук, чтобы хоть как-то развлечься и хоть посмотреть, что творится в мире. Иногда Ами ощущал себя словно с другой планеты. Да и на счет своей же расы у него было множество вопросов, на которые вполне мог бы ответить интернет.
Операция была сложной. Вампиры и люди одновременно взяли штурмом несколько точек, где базировались оборотни. Противник отступил, но погибло слишком много мирных жителей и военных. Самого Леона ранило достаточно большим куском обрушившейся стены, но он лишь отмахнулся на предложение медиков о госпитализации. Он знал, что рана затянется достаточно быстро и поспешил домой.
Скинув пропитанные кровью и пылью вещи еще в зале, он, прихрамывая, прошел к бассейну.
Услышав приглушенные шаги, Ами, радостный, выплыл на поверхность, но увидев Леона всего в крови, русал приглушенно вскрикнул.
– Леон! Что с тобой? Ты серьезно ранен?! – заметавшись, русал все же не выдержал и выпрыгнул из бассейна, с горечью понимая, что толку и помощи от него сейчас будет ноль.
– Все в порядке, рыбка, – вампир, тяжело опираясь о стену, прошел к шкафчику, в котором хранились различные медикаменты. Взяв все необходимое, он подошел ближе к бассейну и опустился на уже знакомый матрац. Мужчина принялся промывать рану ватой, пропитанной обеззараживающим составом.
Тяжело вздохнув, русал подполз к вампиру поближе.
– Позволишь мне? – взяв у Леона ватку, русал сам принялся очищать ею рану, сосредоточенно хмурясь. Затем, удостоверившись, что в ране не осталось пыли, грязи и прочего инородного мусора, Аминаэль взял чистый ватный тампон и промокнул им вдруг набежавшие слезы, и уже этой ваткой вновь принялся протирать рану, которая на глазах затягивалась, заживая.
– Конечно, – Леон устало прикрыл глаза и улегся удобнее, из-под ресниц наблюдая за действиями русала. Едва на глазах паренька появились слезы, вампир тут же встрепенулся - видеть слезы на щеках паренька было неприятно. Впрочем, уже через пару секунд, когда рана стала затягиваться, он понял, зачем все это было.
– Ну, вот и все, кажется, – Ами утер остатки слез ладонью и шмыгнул носом. – Больше нигде не болит?.
Только удостоверившись в том, что ран больше нет, русал обнял вампира за шею, утыкаясь носом в его шею.
– Ты сильно меня напугал, Леон..
Потянувшись и чуть повозившись, вампир осмотрел себя в поисках повреждений, но, кажется, ничего больше не болело и все раны с поразительной даже для кровососов скоростью затянулись.
– Ну вот, а ты говорил, что ни на что не способен, – притянув к себе русала, Леон поцеловал его, слизывая с бледной щеки влажный след от слезы.
– Ну, разве что работать у тебя аптечкой, и то не очень удобно, – тихо хихикнул русал, прижимаясь крепче к Леону. – Покажи мне свой дом. Я нигде не был кроме ванны, мне же интересно.
Улыбнувшись, Ами с интересом взглянул в глаза вампира. Ему и раньше приходила эта мысль в голову, но попросить он осмелился только сейчас.
Поднявшись с пола, вампир взял большое полотенце и намочил его в бассейне. Он обернул хвост русала мокрой тканью, поднял юношу на руки и направился к выходу из комнаты. Дом вампира был достаточно велик: едва выйдя из ванны, они попали в просторный холл, оформленный в пастельных тонах. Широкая арка открывала проход в гостиную, совмещенную с кухней. Дальше находилась пара гостевых спален и комната самого Леона, окна в которой были плотно зашторены. Так же в квартире был кабинет, пара кладовок, в одной из которых хранились оружие и спецодежда, а другую занимал обычный хлам, в изобилии водящийся у любого человека, а так же еще одна ванная комната, которая была на много меньше предыдущей.
Ами с любопытством оглядывался вокруг на этой экскурсии, крепко обнимая вампира за шею. Он впервые видел что-то кроме аквариума или ванны... Русалу бы очень хотелось спать вместе с Леоном в его большой кровати, есть с ним в кухне и так далее. Вздохнув, Аминаэль положил голову на плечо вампира, крепче обняв его за шею.
– У тебя такая большая и красивая квартира... А у меня впервые появился настоящий дом, в котором мне рады, – тихо усмехнулся Ами, накручивая на палец прядь своих волос.
– Более чем рады, – вампир легонько поцеловал русала и понес обратно в комнату с бассейном. По пути, он замер у большого зеркала и глядя на отражение усмехнулся. Аминаэль в длинном белом полотенце и с распущенными волосами, напоминал невесту. – Нам не хватает только священника для полноты картины.
Ами смущенно улыбнулся, слегка покраснев.
– Ну, скажешь тоже... Кто же захочет жениться на проституте из какого-то клуба, да еще и без ног? – русал крепче обнял мужчину за шею.
Аминаэлю уже хотелось окунуться в воду, но теперь это не приносило той радости, что раньше. Хотелось быть на воздухе, вместе с Леоном. Ами с нетерпением ждал, когда уже наступит полнолуние, чтобы можно было провести всю ночь вместе с вампиром.
– Ну может быть кто-то и захочет, – неопределенно пожал плечами вампир. Он заметил, с какой тоской русал осматривал квартиру. В голове появилась пожалуй глуповатая, но действенная мысль, которая могла хоть немного расширить граница для Ами. Нужно было только купить надувной бассейн. Фыркнув своим мыслям, Леон потащил свою "невестушку" к воде. Опустившись на бортик, он не выпуская русала из рук, принялся неспешно покрывать его шею поцелуями.
Довольный, русал запрокинул голову, позволяя вампиру целовать свою шею. Хвост Ами опустил в прохладную воду бассейна.
– Тебя не смущают мои жабры? – тихо шепнул Аминаэль, хитро улыбнувшись и слегка приоткрыв створки жабр, похожих на акульи. К русалу постепенно возвращалось хорошее настроение, слегка подпорченное унылыми мыслями при осмотре квартиры. – Из них иногда выделяется мирра, не знаю только, почему.
– Меня смущает лишь то, что нам приходится делать это в воде, – язык вампира скользнул меж жабер, лаская нежную кожу. – Мирра? Святые слезы? Надеюсь, ты не сожжешь меня случайно?
Убрав полотенце, Леон поглаживал хвост, иногда переходя на человеческую часть тела юноши и лаская нежную кожу.
– Тогда мне пришлось бы сгореть вместе с тобой, – серьезно приговорил русал, получая неземное удовольствие даже от простых прикосновений Леона. Не желая оставаться в долгу, Ами тоже принялся изучающе водить по телу вампира ладонью, обводя каждый мускул.
Не смотря на то, что русал, по сути, был сексуальной игрушкой, его движения не были вульгарными или пошлыми. Казалось, что он все еще немного стесняется вампира, и Леону это нравилось. Как и то, что парень был еще девственником. Ему хотелось стать первым, первым войти в это хрупкое тело и оставить свою метку на его коже.
Вампир начал действовать чуть настойчивее, находя уже знакомую щелку в основании хвоста. Раздвинув нежную плоть пальцами, он легонько пощекотал головку члена. Когда движения вампира стали более настойчивыми, Ами закрыл глаза, легко целуя Леона в шею. От пальцев вампира на своем члене, русал негромко застонал, вздрагивая всем телом и мгновенно возбуждаясь. Мысли в голове тут же испарились, оставляя место только желанию.
– Хорошая рыбка, – довольно проговорил Леон.
Мужчина осторожно уложил паренька на бортик бассейна и навис над ним сверху. Опустившись к основанию хвоста, он еще раз погладил щелочку, под которой уже чувствовался твердеющий кончик. Мужчина склонился еще ниже и осторожно лизнул нежное местечко, проникая языком внутрь. Это было немного странно. Постепенно, член начал увеличиваться и вылезать наружу, оголяя нежно-розовую плоть. Вампир с наслаждением посасывал самый кончик и твердеющий ствол. Его руки скользили по телу любовника, то сжимая нежные сосочки, то худенький животик, то покрытые чешуей бедра. Русал негромко стонал, слабо толкаясь бедрами навстречу рту вампира. Аминаэль все еще боялся быть настойчивым и немного смущался. Ведь это было для русала впервые. Вампир же уверенно посасывал нежный член, словно перед ним был самый вкусный в мире леденец. Стараясь не задевать плоть зубами, он скользил вверх-вниз, облизывая и играя с нежной головкой. Член русала был не очень большим, и Леон легко мог взять его в рот полностью. Ами не был привычен к такому, поэтому для того, чтобы кончить, ему хватило совсем мало времени. В порыве страсти русал вцепился в волосы Леона, несильно сжимая их в кулак, уже не сдерживая пошлых стонов наслаждения.
Сперма русала была не привычной на вкус. Чуть сладковатой, словно его член вдруг действительно стал карамельным. С наслаждением вылизав ствол своего любовника, Леон отстранился и приподнявшись выше, накрыл губы русала поцелуем.
Почувствовав на своих губах поцелуй, Аминаэль тут же обнял вампира за шею, с удовольствием целуя его в ответ. Ни с кем из клуба у Ами не было такого, и, улыбнувшись, русал вновь почувствовал теплоту в груди.
– Может, тебе хоть ночь поспать в нормальной кровати? – Аминаэлю вовсе не хотелось отпускать Леона, но все же он чувствовал вину за то, что доставляет вампиру столько с собой хлопот.
– Может быть, но не сегодня, – вампир с удовольствием гладил расслабленное тело под своими руками. Чувствительные подушечки пальцев исследовали каждый дюйм кожи, покрытой шрамами. Признаться, Леону было жаль молодого русала, видевшего в своей жизни лишь маленький аквариум, да чужие члены. Мужчина хотел порадовать своего любовника, но к сожалению, единственное что он пока мог сделать - это остаться с ним еще на одну ночь.
– Ладно, – расслабленно улыбнувшись, русал закрыл глаза, наслаждаясь прикосновениями вампира. – Расскажи мне что-нибудь, Леон.
Приподнявшись на локтях, Аминаэль подтянул ближе матрас, ложась на него.
Прижав к себе русала, вампир заговорил:
– Раньше, почти вся планета была покрыта водой. Существовали реки и каналы, озера и болота, в горах лежали снежные шапки, а моря и океаны были бескрайни. Воды хватало всем, и все жили в согласии. К сожалению, постепенно все начало меняться. Мы даже не замечали этих перемен, просто однажды, приходя в теме места, где раньше весело журчала вода, мы натыкались на пересохшие пойма с мертвой рыбой. Постепенно, таких мест становилось все больше. Мы пытались сделать что-то с помощью магии и техники, но ничего не помогало. Старые маги сказали, что это из-за русалок, но мы не смогли найти ни одного русала, что бы расспросить их о происходящем. Словно они испарялись вместе с водой. Время шло. Началась война между оборотнями и людьми, к которой присоединились и мы. Оборотни уверены в том, что во всем виноваты люди, но нам кажется, что это не так.
Русал внимательно слушал то, что рассказывал ему Леон. Но уже к концу под тихий приятный голос вампира Аминаэль сладко заснул.
Утром Леон проснулся от звонка сотового. Какой-то стажер сообщил ему, что начальство срочно требует его присутствия и вампиру ничего не оставалось, кроме как спешно собраться, оставить завтрак русалу и умчаться на работу. В департаменте на Леона посмотрели как на сумасшедшего – никто не был в курсе того, кто и зачем вызвал его на работу. Заподозрив неладное, вампир рванул домой…
Но проснулся Ами в одиночестве поздним утром. Рядом лежала записка на подносе с завтраком, написанная красивым почерком, в котором Леон объяснял, что пришлось уйти пораньше на работу. Вздохнув, русал позавтракал, а после вновь принялся заниматься ничегонеделанием. Но вскоре Аминаэль услышал звук открывающейся двери и радостно выплыл.
– Леон? Ты так внезапно пропал, я уже успел соскучиться! – радостно крикнул русал, подплывая к бортику бассейна.
Но в дверях появился вовсе не вампир, которого так ждал Ами. В ванную вошли несколько оборотней, и возглавлял их Фенрир.
– Вот уж не думал, что мы найдем тебя так быстро, – сказал оборотень, широко ухмыляясь и показывая острые желтые зубы. – Неужто ты совсем не благодарен нам, раз остался в логове этого пидерастичного кровососа?
Трое сообщников, что были вместе с Фенриром, подошли к бассейну. Но Ами ударил хвостом по воде, обрызгав мужчин, и скрылся под водой, понимая, что он уже все равно попал.
– Не трогать мальчишку! – яростно заревел Фенрир, видя, что его сообщники уже начали обращаться.
Фенрир даже сам не побрезговал нырнуть за русалом в бассейн. Ами и предположить не мог, что может зачем-то понадобиться оборотням, но по лицу Фенрира было видно, что единственное, на что может надеяться Аминаэль – это на то, что убьют его оборотни сразу, а не будут перед этим пытать. Ами было бесполезно сопротивляться оборотням, он сделал лишь хуже. Его вновь ранили, а затем и оглушили ударом о бортик бассейна, отчего русал потерял сознание.
К приходу Леона ванная уже была пуста и залита водой, зеркала разбиты, кое-где на стенах были видны следы от когтей. Оставшаяся в бассейне вода была все еще кое-где светло-розовая от крови, но непонятно, чьей: русалочьей или оборотня.
Вампир мчался по городу на своем тонированном внедорожнике, стараясь успеть до того, как с русалом что-то случится. К сожалению, как это всегда бывает в подобных случаях, весь город походил на огромную пробку с замершими и отчаянно сигналящими машинами. Не выдержав, Леон оставил свое авто у очередного затора и бегом бросился в сторону дома. Он буквально взлетел на верхний этаж и ворвался в квартиру, входная дверь которой была приоткрыта. Вампир, задыхаясь, вбежал в ванную и замер, разглядывая то, что осталось от комнаты. Злобно зарычав, он бросился к одной из кладовок, попутно набирая номер департамента.
– Льюис? Срочно, группу захвата. Оборотни были у меня дома и похитили... кое-что очень важное и ценное! – мужчина схватил пару пистолетов, надел бронежилет последнего поколения и выбежал из квартиры.
Пахло кровью. Леон бросился вниз и выбежал на улицу. Запахи оборотней расходились в разные стороны, но Леону было не до них. Он бросился туда, где чувствовался тонкий аромат крови русала.
Русал пришел он в себя в темной комнате. Его все же удосужились опустить в малюсенькую ванную с ледяной водой, но раны от зубов и когтей так и остались не перевязанные. Аминаэль знал, что скоро сюда придет Фенрир, и что вряд ли Леон найдет его скоро, если вообще будет искать... Русал вздрогнул и сжался в комок, когда в комнату вошли пятеро оборотней вместе с Фенриром. Хотя Аминаэль и знал, что это лучше, чем, если бы Фенрир пришел бы к нему один – тогда бы, скорей всего, от красоты русала остались бы лишь рубцы и шрамы, но и теми он бы красовался вовсе недолго.
Леон тем временем метался по всему городу в поисках русала. Запах плутал, и вампир буквально сбился с ног, выискивая мальчишку. В конце концов, тонкий аромат привел мужчину к старому заводу, находящемуся у высохшей реки. Здесь запах ощущался интенсивнее, не смотря на то, что его перебивала вонь от находящейся неподалеку свалки. Вызвав группу захвата к заводику, Леон бесшумно проник внутрь, снимая с предохранителя пистолет с глушителем. Мужчина почти бежал по длинным коридорам, бесшумно убивая врагов.
В одном из переходов Леон столкнулся сразу с двумя оборотнями. Одного из них вампир убил выстрелом в голову, но вот второй, раненый в бок, помчался вперед, заливая все кровью, и мужчина устремился за ним, уже не стреляя. Они мчались по переходам и каким-то цехам до тех пор, пока оборотень ни влетел в какую-то дверь. Кровосос поспешил за ним. Пинком он распахнул дверь. В самом центре, в маленькой ванне лежал его Ами, а вокруг стояло несколько оборотней.
Оборотни вдруг прекратили свои отвратительные насмешки, и Ами осмелился открыть глаза. Напротив входа стояла какая-то фигура, которую не было видно из-за бившего в глаза света. Но, поддавшись порыву, Аминаэль ударил хвостом Фенрира, стоявшего ближе всех и уже расстегивавшего штаны. Даже если это не его спасение, был шанс, что за это его убьют сразу.
Войдя внутрь, Леон сразу же пристрелил того самого оборотня, что привел его в эту комнатку. В нос кровососа настойчиво лез запах крови. Крови его русала. В бешенстве, забыв о сжимаемом в руках оружии, он бросился на вервольфа. Острые когти мужчины вспороли живот волка и тот упал замертво. Следующий погиб, когда Леон переломил его шею парой точных ударов. Где-то снаружи слышались звуки борьбы и стрельбы, а это означало, что подкрепление прибыло.
– Леон? – удивленно воскликнул Аминаэль, узнав в пришельце уже ставшие родными и любимыми черты.
Русал еле успел выпрыгнуть на пол, избежав смертельного удара лапы оборотня, но не избежав новых царапин. Ами все еще не верилось, что Леон пришел за ним. Из-за потери крови у русала уже начинала кружиться голова, да и резкое движения и падение на пол не принесло положительного результата.
Разбушевавшийся вампир голыми руками ломал кости оборотней, видя, что они сделали с его русалом. Он метнулся вперед и закрыл паренька собой. Напротив Леона стоял огромный верфольф. Его шерсть торчала дыбом, с огромных клыков капала слюна, а когти его были измазаны кровью Ами. Угрожающе зашипев, вампир бросился на волка, целясь в горло, но, к сожалению, не попал, задев лишь плечо хищника. Следующим броском он смог ободрать горло зверя. Бросаясь раз за разом, вампир наносил все больше повреждений противнику, но и тот не остался в долгу, раня вампира. Напряженная борьба длилась несколько минут, пока оба противника ни упали на грязный пол, покрытый пылью и следами крови.
Оборотень не двигался. Леон, тихонько застонав, перевернулся на живот и подволакивая изодранную зубами руку подполз к лежащему на полу русалу. Обняв паренька одной рукой, он прижался губами к его виску.
– Все хорошо, маленький, я рядом.
Тихо всхлипывая, Аминаэль крепко обнял вампира, судорожно цепляясь за него, словно тот мог исчезнуть.
– Погоди, я сейчас, – русал слегка приподнялся, чтобы слезы падали на изувеченную ранами руку Леона. – Ты пришел за мной...
Покачав головой, Ами снова обнял вампира, уде не сдерживая слезы.
– Тихо, тихо, мой хороший, – Леон гладил паренька по слипшимся от крови волосам. – Подумай сам, как я мог не прийти за тобой?
Мужчина наклонился к широкому порезу на груди юноши и принялся зализывать его, собирая кровь и залечивая рану. Они лечили друг друга до тех пор, пока в помещение ни ворвались другие вампиры. Они попытались забрать Ами из рук Леона, но тот лишь зарычал на них, не желая отдавать юношу. Тогда, ему в руки сунули пакет донорской крови, которую он с жадностью выпил. Она была не так вкусна, как кровь его мальчика, но вполне подходила для того, что бы залечить раны.
С трудом поднявшись с пола, он снял с себя рубашку и намочил её в остатках воды, что была в ванне. Обмотав тканью хвост парня, вампир пошел к выходу.
Русал прижимался к груди Леона, смотря на него немного замутненным, но вместе с тем влюбленным взглядом.
– Ты весь в крови измазался, – слабо улыбнувшись, Ами провел пальцами по губам вампира. – Отвези меня к морю. Сейчас.
Аминаэль смущенно оглянулся на шедших позади вампиров, которых боялся и не доверял так, как Леону.
– К морю? Сейчас? – Леон удивленно взглянул на паренька.
Они уже вышли на улицу и теперь, на свету, он мог заметить, что мальчишка совсем плох. Его и без того бледная кожа стала словно восковой, чешуя на хвосте встопорщилась, тонкие губы подрагивали.
– Держись, маленький, я отвезу тебя.
Приказав подать машину, Леон положил русала на заднее сидение, а сам сел за руль. Море, сильно измельчавшее в последние годы, было больше похоже на крупное водохранилище, и попасть к нему было не так-то просто. Мужчина приложил все силы, что бы довезти паренька туда, куда он просил, но и то смог сделать это лишь за час.
Едва машина остановилась на берегу, Леон подхватил едва дышащего Ами на руки и понёс к воде. Зайдя в воду по пояс, он осторожно опустил юношу в воду, надеясь, что ему станет легче.
Аминаэль успел несколько раз отключиться за время поездки, но когда они уже подъезжали, у него словно открылось второе дыхание. Даже воздух здесь, у моря, не был таким вязким для его дыхания.
Оказавшись в воде, русал мягко выскользнул из рук вампира, погружаясь с головой. Морская вода была для него абсолютно точно родной, он наконец-то смог дышать полной грудью. Уловив что-то, Ами вынырнул из воды и обвил руками шею Леона.
– Один поцелуй – полчаса под водой, – прошептав, русал поцеловал вампира в губы, сразу же углубляя поцелуй, и потянул за собой в темную воду.
Ответив на поцелуй, вампир решительно оттолкнулся от песчаного дна и поплыл вслед за русалом. Он с удовлетворением замечал, что раны на коже Ами начали затягиваться под действием привычной для него стихии.
Крепко держа руку вампира в своей, Аминаэль уверенно плыл вперед. Солнце уже заходило, поэтому вода подсвечивалась закатом и была словно огненной. Русал постепенно погружался все глубже, временами оглядываясь на Леона и улыбаясь ему. Родная стихия будто бы давала сама ответы на все вопросы, и Ами уже знал, что ему следует делать.
Вампир плыл вслед за русалом. Мокрая одежда тянула вниз, и он в какой-то момент просто избавился от неё, скинув с себя. Вода была очень соленой, плыть в ней было тяжело, но мужчина старался не отставать от своего хвостатого любовника.
Ами остановился только над большой темной расселиной. Внизу на камнях покачивались водоросли, но ни рыб, но прочей живности видно вовсе не было. Повернувшись к вампиру, русал обнял его и потянул к поверхности.
– Сейчас тебе нужно вернуться. А мне остаться. Но если ты вернешься за мной завтра или послезавтра, или когда-нибудь еще, я стану твоей домашней рыбкой, – улыбнувшись, Аминаэль нежно поцеловал Леона в губы. – Просто приходи на пристань.
Леон, на прощание обняв русала и ответив на поцелуй, развернулся и поплыл прочь. Уже подплывая к берегу он заметил, что его внедорожник, раньше стоящий в нескольких метрах от кромки воды, словно стал ближе. Его передние колеса были почти по середину в воде. Мужчина, как был, в одних мокрых плавках сел за руль и помчался к дому. Ему было необходимо отдохнуть, прийти в себя и подумать над тем, что произошло.
Уже на следующий день в новостях начали говорить, что уровень мирового океана поднялся. Во многих регионах прошли дожди, и поймы пересохших рек вновь наполнились водой. От чудом выжившего Фенрира вампиры узнали о верхушке общины вервольфов и в первую же неделю из них выбили признание, что это именно они были повинны во всем случившимся.
Леон пару раз порывался бросить работу и рвануть к морю, на пристань, но было слишком много неотложных дел. В череде рабочих будней и авралов прошел почти месяц.
Однажды в весьма однообразной жизни Леона выдался совершенно свободный день. Мужчина долго сомневался, а затем, выгнав машину с парковки, поехал на знакомый пляж. Леон дошел до причала и остановился. Он не мог заставить себя ступить на него.
В тот вечер Ами долго еще смотрел туда, где стоял на берегу джип Леона. Русал вновь не знал, вернется ли за ним вампир. Аминаэля обуревали те же сомнения, что и совсем недавно, когда его похитили оборотни.
Смахнув тихо текшие слезы, русал яростно ударил хвостом по водной глади и камнем поплыл вниз, прямо в зловещую тишину и темноту расселины в дне...
На следующий, последующий и так далее дни Аминаэль всегда приплывал к берегу, покидая русалочью общину, в которой узнал многое. Ему говорили, что морскому принцу не пристало быть так привязанным к воздушному миру, но особо не препятствовали. И каждый день, а иногда и ночь, Ами скрывался в зарослях водорослей у самого берега, высматривая на поверхности своего вампира, который так и не появлялся.
Но Ами все равно упорно приплывал к пристани. И вот он однажды ему показалось, что Леон наконец появился. Яркое солнце било в глаза, мешая разглядеть, потому русал подплыл под сам причал и взглянул вверх, сквозь широкие щели в досках.
Мужчина стоял, вглядываясь в морскую гладь. Он хотел пройти вперед, по доскам, до самого конца и нырнуть в прохладную, соленую воду, а затем почувствовать объятия ждавшего его Ами. К сожалению, в памяти еще сильны были воспоминания о том, что случилось с русалом, когда его похитили оборотни. Вампир не хотел, что бы юноша вновь попал в такую же ситуацию, а это было весьма вероятно, учитывая, что оборотни были крайне злы на русалов и вампиров. Тем более, Леон помнил, что сказал ему Ами на прощание: "Я стану твоей домашней рыбкой". Мужчина не хотел такой судьбы для любимого.
...Но, как только вампир сделал всего маленький шаг назад, в его лицо метко прилетел ком ярко-зеленых водорослей.
– Какого черта ты заставил меня ждать так долго, Леон?! – Аминаэль сам не узнал своего голоса после очень долгого молчания. Под водой он общался лишь с помощью безмолвного шепота, природу которого объяснить до сих пор не мог, потому просто отбросил мысли в сторону. - Я тебя уже месяц жду!
Жутко злой и недовольный, русал схватился за край досок и подтянулся, залезая на причал. По его желанию хвост исчез, сменившись ногами, – это и правда было удобно, этому фокусу Аминаэль научился первым же делом, но испытать его шанс выдался только сейчас.
В лицо шмякнулось что-то мерзкое, зеленое, с запахом тухлой рыбы. Отшвырнув гадость в сторону, мужчина с удивлением наблюдал за тем, как его русал взобрался на доски причала, и тут же на месте его длинного хвоста оказалась пара человеческих ног. Леон метнулся к Ами и подхватил его за талию, удерживая от падения – все же рыбка впервые ступала по земле на двух конечностях. Едва руки вампира сомкнулись на тонкой талии, из его головы вылетели все посторонние мысли и сомнения.
– Ами, мой Ами, – брюнет уткнулся носом в длинные светлые волосы, прижимая юношу к себе.
– Твой, твой, чей же еще, – пробурчал русал, но все же крепко обнял Леона за шею. Это было то, чего ему совершенно не хватало в океане со всеми его великолепиями. Еще вчера Аминаэль отдал бы все на свете, лишь бы просто увидеть вампира, и вот его желание сбылось. – И как ты ходишь на этом... этих...
Русал несколько смущенно посмотрел вниз, на свои ноги. Было не по себе от того, что хвоста теперь нет, да и наготу никто не отменял.
– Ты быстро научишься. Если конечно захочешь, – ответил Леон.
Прижимать к себе желанное тело было безумно приятно. От русала пахло морем и солнцем, и вампир не мог удержаться от того, что бы ни лизнуть нежную кожицу над ключицей, что бы почувствовать еще и вкус. На них уже начали оглядываться редкие прохожие и Леон, подхватив парня на руки, понес к своей машине. Там они могли побыть наедине, скрытые от любопытных глаз.
– Захочу, конечно. Теперь я смогу спать с тобой. В кровати! – восторженно воскликнул Ами, обхватывая руками шею вампира и взмахивая ногой. Ему казалось, что все это сон, раз уж его забирает с собой Леон. Русал даже вовсе не обращал внимания на прохожих, которые теперь могли гулять по причалу. – А что ты делал без меня, Леон? Не завел себе любовника из каких-нибудь там нимф или домовых?
– И не только спать, – довольно добавил вампир. Он открыл передную дверь машины и посадил русала на переднее сидение. Теперь не было нужды укладывать рыбку сзади и накрывать его влажной тканью. Заняв свое место, Леон тут же положил одну руку на колено русала и слегка сжал пальцы. Это было некой потребностью, в которой вампир не хотел и не мог себе отказывать. – Я завел гнома. Маленького и бородатого. Я его трахаю, а он приносит мне алмазы, – усмехнулся вампир и, отвернувшись от руля, потянулся к Ами за поцелуем. Легонько коснувшись его губ своими он вновь сосредоточился на дороге. – Я так скучал по тебе, что даже не думал ни о ком другом.
Хихикнув, Аминаэль забрался с ногами на сидение и удобно положил подбородок на плечо вампира.
– А что же сразу не пришел? Я ждал тебя каждый день. Или это все гном тебя не пускал? – рассмеявшись, Ами взял свободную руку Леона в свою, крепко сжимая его ладонь.
На переднем сидении ехать было непривычно, и вскоре Ами отвлекся на созерцание видов за окном машины. Разве что руку вампира не отпускал, словно боясь, что он исчезнет.
– Гном, гном. Эти гномы из департамента гоняли меня на десятки разных заданий. Я и сегодня-то… вот, – мужчина задрал майку и продемонстрировал глубокий порез на боку.
До дома они добрались всего за полчаса, избежав пробок. Выходя из машины, Леон снял с себя майку и надел её на русала. Все же, негоже было парню ходить совершенно голым.
В квартире царил идеальный порядок. От разгрома не осталось ни следа, и даже изрядно попорченная ванная выглядела так, словно была отремонтирована только сегодня.
Жутко довольный тому, что Леон отдал ему свою рубашку, Ами шел рядом с вампиром, цепляясь за его руку. Русал часто спотыкался, и от падения его спасала только своевременная реакция Леона. Оказавшись дома, Аминаэль первым делом по привычке понесся в ванную, но затем выглянул оттуда несколько смущенным.
– Может, устроим ужин в честь моего возвращения?
– Для тебя, рыбка, что угодно, – с любовью ответил Леон и на минуту ушел в свою спальню и вернулся уже в домашних штанах и майке. В холодильнике кое-что было, и мужчина принялся за готовку. Он сервировал стол, поставил пару высоких бокалов и достал бутылку вина.
Решив не мешать, Ами сел за стол, кутаясь в рубашку Леона, которая была ему как туника, и наблюдал за приготовлениями вампира. Иногда, задумавшись о чем-то, Аминаэль вздрагивал, вспоминая, что уже давно не был в воде. Но затем понимал, что теперь ему это не необходимо и довольно улыбался, смотря на своего возлюбленного вампира.
Леон переложил паэлью с морепродуктами на тарелку русала и сел напротив. Разлив вино по бокалам, он протянул один из них юноше.
– Ами, я рад, что ты снова со мной. Мне тебя сильно не хватало, – сделав глоток, Леон отставил бокал и поднялся со своего места. Вернулся он через пару минут, неся в руках целую папку с какими-то бумагами и фотографиями. Он положил их перед русалом. – Я долго думал и вот, решился. Теперь он наш.
На снимках был запечатлен дом на берегу океана. Русал переводил удивленный взгляд с документов на дом на Леона и обратно.
– Леон... Ну что ты... Зачем было тратиться? – шмыгнув носом, Аминаэль быстро пересел на колени вампира, обнимая его и целуя в губы. Ами не привык к подаркам, тем более к таким.
– Я хочу, что бы нам было хорошо. Я помню твою фразу о том, что ты готов стать моей домашней рыбкой, но я не хочу, что бы ты чувствовал себя, словно опять попал в аквариум. Тем более, траты не так уж и велики, – вампир с наслаждением обнимал и поглаживал русала. Особое удовольствие он получал, трогая длинные, стройные ножки.
– Так ведь ты же заботишься о своей рыбке, – промурлыкал Ами, крепче обнимая руками шею вампира и покрывая ее легкими, почти невесомыми поцелуями. Русал хотел, чтобы его девственность забрал именно Леон. Он знал, что так будет правильно. – И если рядом с тобой, то я готов хоть в аквариуме, хоть в ванне жить. Но раз уж у нас под боком будет океан... Я столько всего тебе покажу!
– Ну сажать тебя в аквариум было бы слишком жестоко, – вампир поднялся, держа на руках русала. Подхватив открытую бутылку вина, он направился к спальне.
– Я тоже покажу тебе много интересного, – прошептал Леон на ушко юноше. Он положил русала на свою широкую кровать, убрал вино на тумбочку и принялся медленно раздеваться.
Заинтригованный, Ами поудобнее расположился на кровати, тоже скинув с себя рубашку вампира. Приподнявшись, русал встал на кровати, оказавшись теперь одного роста с Леоном, и поцеловал его в губы, самостоятельно расстегивая молнию на брюках вампира.
– И что же ты мне покажешь? – шепнул русал в губы Леона, улыбаясь.
– Сперва-наперво, небо в алмазах, - усмехнувшись и рыкнув, вампир повалил русала на постель и навис сверху. Он словно голодный зверь набросился на лежащего под ним мальчишку и принялся покрывать поцелуями его лицо, грудь и живот.
– Боги, Ами, я так по тебе скучал, – шептал он меж поцелуями. – Ты не поверишь, как давно я мечтал об этом.
– Ты не поверишь, но я мечтал об этом не меньше тебя, – блаженно улыбаясь, Ами похоже передразнил бархатный и немного рычащий голос вампира.
Поцелуи Леона разжигали желание, и вскоре русал стал тяжело дышать, чувствуя легкое пока возбуждение. Аминаэль опустил руки на сильные плечи вампира, игриво царапая его. Вампир тяжело дышал, вдыхая с наслаждением бесподобный запах своей невинной жертвы. Но долго сдерживаться он бы не сумел, потому вскоре Леон потянулся к прикроватной тумбочке и достал оттуда тюбик смазки. Ами словно понимал его без слов и, увидев в руках любимого кровососа этот тюбик, перевернулся на живот, слегка раздвигая ноги и приподнимая бедра. Русал слегка поморщился от холода смазки, но уверенные движения Леона, массировавшего пальцами узкую девственную дырочку, возбуждали даже сильнее поцелуев, и Ами очень быстро стал сам подаваться назад, желая уже, наконец, ощутить в себе вампира. Леон почувствовал легкое нетерпение русала и мягко проник сначала одним, а затем и вторым пальцем в горячую глубину, постепенно растягивая и подготавливая проход.
– Давай же, давай, – тихо прошептал Аминаэль.
Пальцы внутри чувствовались как нечто инородное, потому не очень приятное, но лишь до того момента, как Леон, улыбнувшись и нависнув над Ами, не коснулся простаты русала. Из горла Аминаэля тут же вырвался несдержанный стон удовольствия, который вампир воспринял как побуждение к действию. Оставшаяся на нем одежда разорванными тряпками полетела в сторону. Леон обхватил рукой талию Ами, который выгнулся сильнее, принявшись потираться о сильное тело Леона, желая получить больше, и мягко толкнулся головкой члена в раскрасневшуюся дырочку. Желание русала и обилие смазки помогли члену вампира проскользнуть внутрь почти без видимых усилий. Леон негромко застонал от ощущения жара и тесноты внутри Ами и начал сначала медленно, а затем все быстрее двигаться в нем. Русал слегка морщился от немного неприятного ощущения, но быстро начал сам насаживаться на довольно большой ствол своего возлюбленного вампира…
Секс-марафон длился почти всю ночь. Едва голова Леона касалась подушки, как Ами тут же принимался за дело, и вампир вновь и вновь набрасывался на своего горячего любовника. Русал угомонился только к утру. Постель под ними была мокрой от пота и спермы.
– Я люблю тебя, – тихо проговорил Ами, прижавшись губами к щеке вампира.
– А я тебя, – сонно ответил Леон, сгребая юношу в объятия и утыкаясь носом в мягкие длинные волосы Аминаэля.
– Я ведь говорил тебе, что иногда русалы тоже могут беременеть?..

@темы: яой, слэш, русал, вампир, Лазурная кровь, NC-21

URL
Комментарии
2014-02-04 в 14:46 

sacerdosy
А знаешь, дождь уже внутри.
Ох, как же это живо и мило... Пожалуй даже продолжения просить не надо, этот конец просто идеально подходит.

2014-02-04 в 16:29 

Домовец Небожитель
Ушел тропой койотов.
sacerdosy, о, большое спасибо) Мне приятно.

URL
2014-02-04 в 18:17 

sacerdosy
А знаешь, дождь уже внутри.
Я рад, что тебе приятно, Небесный.

2014-02-04 в 18:19 

Домовец Небожитель
Ушел тропой койотов.
Небесный вообще любит, когда его хвалят.

URL
2014-02-04 в 18:44 

sacerdosy
А знаешь, дождь уже внутри.
Тогда почему бы его не хвалить по чаще?*

2014-02-04 в 18:46 

Домовец Небожитель
Ушел тропой койотов.
Хвали-хвали. И не только вот тут. Хвали меня везде!

URL
2014-02-04 в 18:48 

sacerdosy
А знаешь, дождь уже внутри.
Хех^^

2017-01-24 в 12:43 

Вах вах вах! (+_+)чудесно! Читала неотрывно.

URL
   

Дом, в котором... Записки Небожителя.

главная